Сексуальная холодность

Как только партнер отказывается от своего не могу, пара оказывается в состоянии конфликта. И конфликт, прячущийся за предположением «Он не хочет», может быть серьезным. Возникают неприятные вопросы: «Что все это означает?» или «Может быть, все это ничего не означает, а просто не получается?» А если все это что-то и означает, является ли сказанное также и подразумеваемым? «Чего ты в таком случае от меня хочешь, если явно не желаешь обладать мною? Даешь ли мне понять, что ты меня больше не любишь? Неправда? А что тогда? Чем ты объяснишь свое нежелание меня?» Подобные вопросы - запал для пожара отношений. Потому что отказ от объяснения нашей сексуальной несостоятельности невинной немощью нашего тела придает отношениям совсем другой поворот. Симптом свидетельствует о том, в чем мы себе не желаем признаваться. Сексуальная симптоматика и тематика позволяют озвучить упреки и вылить злобу, которые невозможно излить непосредственно по причине их слишком высокой способности ранить. Что может выражать сексуальная холодность - Посредством отсутствия возбуждения женщина может демонстрировать мужчине: «Я к тебе равнодушна, несмотря на все твои попытки меня «завести». - Преждевременным семяизвержением мужчина, добившийся сексуальной близости с женщиной, может оставить ее сексуально неудовлетворенной. - Отсутствие оргазма у женщины может без всяких слов «говорить» партнеру: «Ты для меня не мужчина». - Отсутствие эрекции может нейтрализовать любое объяснение в любви, ведь это же: «Нет, если честно, ты меня не возбуждаешь!» Подобные откровения причиняют боль. И в особенности тогда, когда и подразумевается то, что выражается. Именно поэтому сравнительно велик соблазн прикрыться я не могу: «Не выходит!», «Не получается!», «Не срабатывает!». Заявляя о нежелании чего-то, мы подставляемся, обеспечивая себе сразу две проблемы. Мы не только раскрываемся, но, что еще хуже, мы теряем невинность. Ведь, обременяя партнера отсутствием сексуальных желаний, говоря ему о том, что мы не можем ответить на его сексуальное предложение, мы тем самым его обижаем. Намеренно или нет. Мы демонстрируем ему, что наша с ним общность отныне больше не является сама собою разумеющейся. Именно реакция моего партнера и составляет мою проблему! Он(а) может обидеться, почувствовать себя отвергнутым (ой), «уцененным» (ой), ощутить неуверенность и страх. Всего этого мне вовсе не хочется ему (ей) причинить. И прежде всего я чувствую себя особенно некомфортно, когда думаю о развитии ситуации: что может он(а) предпринять в ответ? Упрекать? Отомстить? Как же обременительно, как же неприятно! Не лучше ли себя от всего этого избавить беззлобным признанием: «Я просто не могу. У меня, к сожалению, больше не получается». И если мой партнер не желает нарушить царящий между нами мир, он схватится за это признание и мне поверит.   «Нет» сексу При этом признание я не могу может быть первым шагом на пути выяснения отношений. Когда «нет!» сексу означает: «С тобой - никогда и ни при каких обстоятельствах!» - это почти наверняка признак того, что данное партнерство бесперспективно. В данном случае нарушение сексуальности означает: «Я тебя не хочу». Неприятное послание, зато однозначное. Но ведь «нет» может значить «не так!». Не таким образом, не в этом месте, не при таких обстоятельствах. «Нет!» - пока тлеет этот конфликт. Или, пока не будут прояснены определенные вопросы - нет. Такое «нет» по-новому регулирует доступ к сексу. Что может быть началом решения проблемы.   Частный случай Эрика пришла ко мне на консультацию по парной терапии в сопровождении мужа. Причина посещения: она абсолютно не заинтересована в сексе ни со своим мужем, ни с любыми другими мужчинами или женщинами. И самоудовлетворением она если и занимается, то крайне редко. Рольф, для которого ее сексуальное безразличие - такая же загадка, как и для нее, согласился прийти на сеанс парной терапии исключительно по ее просьбе. Он жалуется на отсутствие у нее возбуждения, считает, что в сексуальном плане с ней не все в порядке, и не имеет ни малейшего представления о том, что ее сексуальные проблемы могут иметь к нему хоть какое-то отношение. Она ни разу не давала ему для этого ни малейшего повода, ни разу ни в чем конкретном не упрекнула и ни разу ничего не отнесла на счет его поведения. Рольф искренне недоумевал. Половая близость случается между ними достаточно редко, и оба считают ее крайне неудовлетворительной. Во всем остальном между ними царит полное взаимопонимание. Сексуальные проблемы к ссорам не привели, никто никого не упрекал и не винил в несостоятельности. Ситуация изменилась, когда я заинтересовался деталью, о которой Эрика скорее обмолвилась, считая неважной. Когда ее муж, который, как правило, принимает душ по утрам, отправляется в душ перед сном, она знает, что это подготовка к сексуальной близости. И этот сигнал воздействует на нее абсолютно асексуально. Она поворачивается на бок и старается - естественно, безуспешно - как можно быстрее заснуть. Рольф об этой ее реакции не имел представления. Во время сеанса в ответ на мои расспросы она в конце концов «проговорилась», что сексуальность ее мужа производит на нее впечатление «чего-то ужасно гигиеничного и полностью лишенного хоть каких-то романтических проблесков». Вопрос Рольфа о том, что же он должен делать по-другому, привел ее в замешательство. Она не могла ему конкретно сказать что, но, несмотря на обиду и раздражение своего мужа, продолжала настаивать на своем. Новым в ее позиции было то, что она больше не говорила: «У меня абсолютно отсутствует желание», - но заявляла: «Я пока не могу сказать, что такое для меня хороший секс, но, во всяком случае, это не то, что было до сих пор». Не так! Должно быть не так! Тем самым Эрика впервые проявила себя вовсе не как женщина с сексуальными нарушениями, неспособная к сексуальным переживаниям. Теперь она говорит: «Я не хочу продолжать то, что было!» Тем самым она идет на то, чтобы обидеть своего мужа, который воспринимает это ее заявление, как свою отставку. Но она пошла на это, обеспечив тем самым себе возможность маневра, чтобы выяснить, какой должна быть удовлетворяющая ее сексуальность. Позже мы снова вернемся к этой паре, чтобы отследить развитие отношений между супругами. А что происходит у вас? Какому сексу вы способны сказать «нет»? Легко или трудно вам это дается? И насколько четко вы способны сформулировать свой отказ? Вероятно, вы обратили внимание на то, что на честное: «Нет, я этого не хочу!» - вы реагируете более учащенным сердцебиением, чем на притворное: «Нет, я просто не в состоянии этого сделать». Вот в этой учащенности сердцебиения и заключается предпосылка развития вашего эротического самоопределения! И это правильно. Эротика ведь - все то же пространство для испытания мужества. Необходим рывок. Необходимо посметь сказать «нет!» тому, что нехорошо для вас, что вас по-настоящему не воодушевляет. С такого «нет!» все, как правило, только начинается. Оно прежде всего создает паузу, заставляя задуматься. И не только вас, но и вашего партнера, которому тоже нужно время, чтобы воспринять новую ситуацию и настроиться на новый лад. Ведь прежде он имел дело с тем, кто просто-напросто не мог. А теперь перед ним вдруг возник человек, отринувший прежнюю сексуальную рутину.

Post Author: admin